Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Общество

Астраханцы страдают от потребительского экстремизма

Астраханцы страдают от потребительского экстремизма
Фото delovoydonbass.ru
Астраханские предприниматели стали сбиваться в группы, чтобы обезопасить свои владения. Угроза пришла откуда не ждали: покупатели стали злоупотреблять своими правами. Иногда бизнесмены вынуждены сворачивать свое дело, но напоследок предупреждают коллег о тех, с кем не нужно работать.

Понятие «потребительский экстремизм» в России существует 30 лет. Это ситуация, когда покупатель намеренно портит товар, затягивает сроки или выискивает мелкие недостатки, чтобы взыскать с предпринимателя неустойку, компенсацию и моральный ущерб. В Астрахани женщина сумела таким способом вставить палки в колеса 30 предпринимателям.

Мебели нет, но она плохая

«Эта история началась в 2012 году. Мы продали и поставили кухню клиентке по фамилии М. Сначала возникла небольшая проблема: один из шкафов, из-за заводского брака, оказался слегка потертым. Мы все заменили, извинились. Подписали акт приема мебели и покупатель осталась довольна. Спустя семь месяцев она обратилась в магазин с претензией. Написала, что проблемы с мебелью и пропала. На звонки не отвечала, письма игнорировала. Затем мне пришла повестка в суд. Покупатель подала иск на то, что мебель плохого качества и потребовала ее заменить. Советский районный суд ей отказал: она не пустила сотрудников экспертной службы, доказательств, что мебель некачественная, не было», — рассказывает бывший руководитель магазина кухонной мебели Олег Булатов.

Следом апелляция. В ходе судебных разбирательств, покупатель меняет исковые требования. Просит показать акт приема-передачи мебели: «Если не покажете, то и кухни у меня нет!». У продавца мебели этот документ через три года был уничтожен. Все, как положено: собрана группа, проведена опись документов – предприниматель все это предоставил в суд. Акт приема-передачи, по его словам, не влияет на долгосрочную финансовую отчетность, его не нужно хранить много лет. Но суд счел, что этот аргумент имеет место быть и теперь получается, что кухня, которая больше трех лет стоит в доме в переулке Островского – не существует.

Суд определил неустойку за то, что мебели, якобы, нет – почти 200 тысяч рублей. Штраф за то, что мебель плохая – 100 тысяч рублей. И моральный ущерб 10 тысяч на двоих. Сумма оказалась для астраханца неподъемной, пришлось закрыть ИП.

«Пол жизни я работал без проблем и нареканий, но сейчас понимаю, что один такой иск может закрыть целое предприятие», —  экс-руководитель магазина кухонной мебели Олег Булатов.

Хочу диван и компенсацию

Экс-предприниматель Андрей Колтунов тоже закрылся после знакомства с М. Он занимался продажей домашней мебели, и в его магазине покупатель присмотрела диван.

«Заказ оформлен, деньги получены, ждем мебель. Когда диван привезли, она углядела какую-то «царапку» на задней панели, которая ставится к стене. – делится бывший бизнесмен Андрей Колтунов. – Мы забрали мебель и пригласили ее к нам в салон, чтобы посмотреть точно такой же диван. Но и тот ей не угодил. Я предложил ей вернуть деньги, она наотрез отказалась и сказала, что будет ждать доставку другого дивана, такого же. Но такой же предоставить я ей не смогу: фабрика перестала работать с этой тканью. Письмо с завода я ей показал. Но она уперлась. Говорит: деньги заплатила за диван такого цвета, так что хоть разбейся, но достань. И деньги не берет обратно.

Затем был суд. Суть иска в том,  что мужчина не предоставил ей товар «надлежащего качества» в установленные сроки. А значит, должен вернуть деньги за диван в двойном размере (половина ушла в казну государства) и неустойку примерно 15 тысяч рублей. Это решил областной суд после апелляции, а первую инстанцию женщина проиграла. Аргументы о том, что покупатель была в курсе невозможности исполнения договорного обязательства, никто не принял. После этого мужчина не захотел продолжать работать. Предприниматели прошли огонь и воду, а воевать со своими покупателями не хочется. Финал — как и у первого героя — пришлось закрыться

На долгую память

Рынок ритуальных услуг и изготовления памятников – кладезь для потребительского экстремизма. Плачущих родственников усопшего, как правило, не заставляют подписывать дополнительные бумаги. Специфика работы подразумевает человечность. На этом попался предприниматель, который пожелал остаться анонимным. Двум плачущим женщинам, у которых вандалы стащили памятник с могилы, пошли на встречу по всем вопросам.

«Они (М. с дочерью) заказали памятник. Женщины тяжело переносили утрату и мы старались выполнить любое пожелание. – делится своей историей бизнесмен. — Они внесли 25 тысяч предоплаты, товар пришел, но им не понравился цвет. С нашей стороны никаких нареканий не было, товар идеального качества. Мы отложили оплаченную стелу, заказали другую. Снова мимо. Третий, четвертый. То их не устраивал цвет, то форма, то еще что-то. Последний памятник мы уже взяли в Астрахани под реализацию, сумели хоть как-то сократить наши расходы.

Когда мужчина понял, что их не интересует камень, было поздно. С его слов, он шел  навстречу покупателю при каждом перезаказе. Не подписывали дополнительных соглашений о переносе даты. В суде ему наглядно показали последствия: больше 100 тысяч неустойка за «затягивание сроков». Несмотря на то, что товар был предоставлен вовремя и в идеальном состоянии. Сейчас М. пытается подать на пересмотр суммы, хочет 200 тысяч.

Теребите ли потребители?

Другие предприниматели, которые пожелали не называть своих имен, заверили нас, что почти каждый судья Астраханской области знаком с постоянным истцом. Только из открытых данных районных и областного судов видно, что за последние шесть месяцев на счету М. шесть судебных процессов. О данных, которые не попали в публикации судебных учреждений, можно только догадываться.

Бизнесмены поговаривают, что их – около 30. Якобы, потребитель давит на судей жалобами, забрасывает обвинительными письмами судебных приставов, судилась со всевозможными бюджетными учреждениями, вплоть до Правительства РФ. Заработок, говорят, такой.

Адвокаты отмечают, что потребительские иски – самые проигрышные для предпринимателей дела. За последние три года их количество практически удвоилось. В федеральном законе четко прописаны права покупателей, но про права предпринимателей нет практически ни слова. Чаще всего «под удар» попадают страховые компании с намеренным браком имущества, затем производители и продавцы мебели, дверей, бытовой техники и рынок ритуальных услуг.

С 1 октября в России должна вступить в силу глобальная судебная реформа. Она подразумевает сплошную кассацию и отдельные суды третьей и четвертой инстанции. Это может помочь предпринимателям доказать свою невиновность.

Сейчас астраханским бизнесменам приходится работать в условиях повышенного внимания. Стабильно, хотя бы раз в месяц, коллеги по цеху предупреждают друг друга о тех покупателях, с которыми могут возникнуть подобные проблемы. Делятся фамилиями, именами и запросами. Куда уж тут думать о конкуренции, когда на кону собственный бизнес, честь и достоинство.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика