Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Мы на страже природных пожаров

Мы на страже природных пожаров
Фото личный архив

В этом году исполнилось сто лет с момента организации первого в Советской России заповедника. Астраханский биосферный заповедник за вековую историю сохраняет и приумножает природные богатства дельты Волги, успешно сражается с браконьерами и масштабными природными пожарами, не только не пуская огонь на свою территорию, но и помогая жителям соседних сел.

Корреспондент ИА «SM-News» пообщался с заместителем директора по охране территории Астраханского биосферного заповедника Галиной Замятиной и выяснил, как ей десятилетиями удается руководить противопожарным формированием, почему почти во всех возгораниях виноват человеческий фактор и что нужно предпринять, чтобы покончить с разорением флоры и фауны.

— Как в заповеднике борются с природными пожарами?

— В год предшествующий пожароопасному периоду идёт подготовка к следующему периоду то есть в 2018-м году мы уже готовились к 2019. Летом после схода половодья, когда высохнет почва, мы будем готовиться к 2020-му году. Пожароопасный период стартует в начале года и у нас нет времени готовиться в январе и в январе траву не скосишь. После схода половодья ежегодно выкашивают разрывы, их общая протяженность больше 200 км, а ширина от 300-500 метров. Никто в стране, ни один заповедник, национальный парк не создает таких мощных разрывов. Этому есть причина. Метелка тростника при сильным ветре летит 500 м, и, когда у нас разрыв 300 м, то мы пускаем от разрыва встречный вал навстречу фронту и таким образом достигаем 500 метров, то есть два фронта встречаются и гаснут.

Выкашивали и создавали разрывы в заповеднике с середины прошлого века. У нас 56-го года существует лесоустройство и уже в этих лесоустройствах с 56-го года были обозначены противопожарные разрывы, но без отжига, а важно чтобы минерализации почвы была именно методом отжига. Что мы используем сейчас.

Разрывы — самое главное в борьбе с пожарами, не будет разрывов никакой борьбы не будет и вообще будет непонятно что. Мы будем каждый год терять территорию.

— Причина возгораний – это всегда человеческий фактор?

— Пожары происходят не случайно, у нас нет гор, значит, от грозы у нас ничего не может загореться. От стеклянной бутылки также ничего не может загореться, даже несмотря на наше палящее солнце. Например, бутылка с водой теоретически может быть линзой, но должно очень много факторов совпасть: солнце должно стоять на месте все время, а оно движется, то есть фокус сменяется. Это все сказки, что от бутылки загорелось. Я училась в Воронежском лесотехническом институте, мы специально по пирологии проводили опыты, ничего нигде не загоралось.

Мотив – всегда человеческий фактор, облегчить себе выполнение какой-либо задачи, эта задача может носить производственный характер и браконьерский характер. Производственный характер, когда выжигают пастбища и сенокосные угодья, когда дорожные службы жгут, чтобы мусор не убирать, а проще его сжечь, и выжечь, меньше косить. Все остальное это браконьерский мотив — лов рыбы. Нужно очистить территорию, чтобы потом, когда рыба выходит на нерест, то спокойно добывать и ставить секреты. Это и лесорубы, которые заготавливают в горенье дрова. Они тоже браконьеры, то есть незаконная, самовольная порубка леса — это тоже браконьерство. Поэтому вот в

процентном отношении, если бы мы задерживали кого-то, то знали бы статистику. А на сопредельной территории мы там не можем никого задержать.

— Работаете ли вы совместно с МЧС и другими структурами, как задействованы в работе?

— У нас с МЧС заключены соглашения два, одно – об информационном обмене, второе – о выделении средств и сил на тушение пожаров. По законам МЧС они не обязаны тушить ландшафтные пожары, они ориентированы на спасение населенных пунктов. У нас на территории заповедника есть девять кордонов и пожарные едут в первую очередь защищать наши кордоны. В то время как наши силы и средства сдерживают пожары. Пожарные идут к нам на помощь, они понимают, что если сейчас не помогут сдержать огонь на разрыве, то придется еще больше тушить и еще больше спасать на кордоне.

У нас очень тесные информационные отношения с МЧС, они звонят мне и днем и ночью, есть ли возгорания – нет. Они всегда бдят и мы действуем всегда по одному правилу – лучше «перебдеть», чем «недобдеть». Но мы все равно раньше спутника видим, потому что у нас постоянное проживание людей на кордонах.

— Почти во всех случаях пожаров виноват человеческий фактор. Но без поджогов же можно обойтись, сейчас 21 век, столько техники и средств существует для сельхозработ и промышленного производства?

— Смотрите, пастбища и сельхозугодья. Я объясняю крестьянам, что нецелесообразно выжигать, потому что они теряют калорийные корма. Они выжигают семена однолетних трав, которые создают эту калорийность как и бежен луг — цветующие травы. Остаются тростники в наших условиях, а это малокалорийный корм, грубый корм. Он быстро прорастает, быстро вызревает и его скотина есть не может домашняя, он только на подстилку идет. А там, где тростник выкашивают вовремя и многократно, он становится с таким же нежным и тонким стебелем как у веника. Надо два-три укоса делать, да у крестьян самих существует такое понятие, они раскашивают территорию, то есть стараются ее угнетать от тростников и способствую росту трав, которые дают калорийные хорошие корма. Работать надо на земле. А то я уже говорила, мотив какой – облегчить выполнение своей задачи.

— При пожаре в помещении люди стараются спасти ценные вещи. А на открытой территории, в заповеднике, вы спасали из огня краснокнижных птиц?

— Были такие моменты, когда выносили из огня поросят, кабанчиков. Гнезда не выносили, потому что это невозможно сделать. Был у нас такой случай, когда спасли нескольких поросят, всех поросят потом выпустили, они ушли, а один поросенок, ей потом дали кличку Мария, остался на Дамчике. Она настолько привыкла к людям, что как бы ее с кордона не вывозили, она все время возвращалась. При чем плыла быстрее лодки, лодка приезжала, а Мария уже там. Она любила приходить в клуб и смотреть фильмы. Вот такая была интересная история, ее описал Николай Николаевич Гаврилов, наш орнитолог.

Но, кстати, свиноматки потом не принимают поросят таких в семью. Не знаю как потом выживали те, кого мы выпускали.

— Заповедник активно ведёт просветительскую работу с жителями региона. Меняется ли ситуация?

— Я встречаю больше взаимопонимания, потому что работаю с населением местным. И в то же время не могу сказать, что пожаров стало меньше, то есть понимания я слышу больше от жителей, но судя

по этой весне и по предыдущим годам, пожаров не меньше. Может людей и меньше стало поджигающих. Но масштабы сохранились.

— На ваш взгляд, какие должны быть меры, чтобы и непробиваемых людей проняло и в целом ситуация улучшилась?

— Только карательные меры я вижу, больше никакие. Уголовная ответственность. Она есть, законодательно она предусмотрена при причинении крупного ущерба. Но не так просто застать человека за его злодеянием. И не просто доказать. У нас столько процессуальных моментов…А вот это вот есть? А видео есть? Да как же я могу за 20 км при сильном мощнейшем ветре, сделать видеозапись, как кто-то что-то поджигает? Никак. И в это все упирается. Они понимают, что их никто нигде не будет искать. Если бы вернулась система, что в каждом селе было создано лесное хозяйство, а я это застала, у меня папа 43 года проработал в лесном хозяйстве. В каждом селе было лесничестве, в каждом. А сейчас районы регионов объединили между собой, лесников сократили максимально. Никто нигде никакие территории не отслеживает, нет контроля. Один заповедник не сможет проконтролировать все территории.

А когда был лесник в каждом селе, был и контроль. Эта же история произошла не только Астраханской области, мы малолесной район. Это произошло по всей России, там где тайга, там тоже самое все произошло. Сократили полностью все лесное хозяйство, было отдельно министерство лесного хозяйства, сейчас агентство. Это была целая отрасль. Как же, это идет все оттуда, разрушили, развалили выстроенную Петром I систему. Он был родоначальником всех правил лесного хозяйства. Кстати, Канада до сих пор пользуется канонами Петра и имеет самое лучшее лесное хозяйство на планете. Конечно, в современной законодательной базе, но основа – петровская.

За что коллеги по сцене испытывают неприязнь к Ольге Бузовой?. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика